Вы здесь

25. Глава двадцать пятая

КАК ГОРОДСКОЙ ГОЛОВА БЛАГОДАРСТВЕННУЮ РЕЧЬ ГОВОРИЛ, А ДРУГИЕ ШИЛЬДБЮРГЕРЫ ЗАДАВАЛИ ЗАГАДКИ И ПОКАЗЫВАЛИ ИМПЕРАТОРУ СВОЮ СМЫШЛЕНОСТЬ

После трапезы пришло время прощальное слово говорить и по домам расходиться. Поэтому благородные шильдбюргеры накинули свои грубые серые кафтаны (их еще «волками» называют, как об этом прочтешь в книжке про Ойленшпиля, история 461) и вышли. Городской голова, которому нужно было прощальную речь говорить, тоже вышел, но от прочих шильдбюргеров стоял в сторонке, — то ли чтобы речь свою обдумать, то ли по другой какой причине. «Слушайте мой приказ, — сказал он им, — вернитесь-ка в залу зараз, я буду там сей же час, и пусть выпьет чарочку каждый из вас!»

Когда они вновь честь по чести в ратушную залу вошли, постучал шильдский поп тарелкой по столу: пора, мол, прощальную речь говорить. Постояли все тихо какое-то время — за которое можно было спелую грушу до самого черенка обсосать, а городского головы все нет. Тут принялись шильдбюргеры по сторонам оглядываться и друг друга спрашивать, куда же он подевался? Наконец голова с шумом ввалился и свою речь начал так:

«Любезные соседушки и друзья, здесь присутствующие, мы вас благодарим от души за то, что вы здесь присутствовали, и просим вас этим удовольствоваться. Все было в превосходном виде, заяц на вертеле не мог бы выглядеть лучше, и никакой повар вас бы не переплюнул. Что вы откушали да выпили, да благословит Господь, он должен вас благословить и сделает это непременно. Пусть каждый из вас, один за другим, наряду с другими, вместе с другими и подобно другим, а ежели надобно, то и один за другого, заплатит за все по три батцена: уж на столько-то вы наели. А вы, любезный государь император, поскольку вы наш гость, можете ничего не платить и считать, что угостились на дармовщину».

После этой речи все опять уселись, начали чарки осушать да загадки друг другу загадывать. Городской голова, сидевший рядом с императором, шепнул тому, что знает все их загадки еще до того, как они их задали, еще тогда знал, когда под стол пешком ходил: потому он императору все отгадки тихонько на ушко подскажет, чтобы никто ничего не заметил и их не застыдил.

Начали задавать тут загадки: отгадай-ка ты мне то да отгадай это. И городской голова каждый раз шептал императору на ухо правильные ответы, приговаривая: «Только никому об этом не сказывайте». Загадки всяк задавал по очереди, поднимая бокал с вином и провозглашая здравицу. Вот один сказал:

«Отгадайте, что такое: зубов много, а ничего не ест».

«Любезный государь император, — шепчет городской голова, — это такой инструмент, который парням вихры приглаживает».

Заговорил другой шильдбюргер:

«Дудка-дуда,
На дудке дыра —
Дуда затрещит,
Собака бежит».

«Ваше величайшество, — опять зашептал голова императору, — что это такое, я вам не скажу: об этом я прочесть в книге не смог, так как то место мыши изгрызли».

Третий шильдбюргер сказал, когда подошла его очередь:

«По дорожке шагал,
Черного попика повстречал.
Прежде чем перекрестился,
Тот уже в меня впился».

«Любезный государь император, — зашептал городской голова, — вы ведь нипочем не додумаетесь, а речь идет о колючке, впившейся в ногу».

Еще один решил перед другими отличиться и произнес:

«Хвост крючком,
Нос пятачком,
Повадка визглива,
Но ж… красива».

«Сейчас я тоже загадку загадаю, — сказал городской голова. — Ну-ка, додумайтесь, что это такое: в лесу вырос, на стене вывис, на руках гудит, кто слушает — бежит».

Никто не отгадал, что это дудка свинопаса. Таким образом, городской голова состязание выиграл, и застолье на том кончилось.

Потом стали шильдбюргеры императора пытать, не хочет ли он поиграть на флейте и посмотреть, как они в Шильде веселиться умеют. Император ответил, что на флейте он играть не хочет, а на веселье шильдбюргеров охотно поглядит. Они все выходы из Шильды загородили и стали показывать, как они веселиться да шутить умеют.

В ту пору подъехал к Шильде путник, а в город попасть не может, и спросил он через ограду: почему это все входы и выходы заперты? «Горожане веселятся и шутят», — ответил ему один из шильдбюргеров. «Как же они это делают?» — полюбопытствовал путник. «Да так: навесили на собаку погремушку и пустили ее бегать по городу (не вздумай сказать: деревня) в честь государя императора». Таково было шильдбюргерское веселье: делай и ты так и будешь знатный дурак.

  • 1. …их еще «волками» называют, как об этом прочтешь в книжке про Ойленшпигеля, история 46… — На самом деле об этом упоминается в истории 47-й.