Вы здесь

6. Глава шестая

КАК МУДРЫЕ ШИЛЬДБЮРГЕРЫ СОВЕТ ДЕРЖАЛИ И ПОРЕШИЛИ ОТ СВОЕГО ВЕЛИКОГО УМА ГЛУПОСТЬЮ СПАСАТЬСЯ

На другой день собрались жители Шильды под большой липой на базарной площади. В летнее время они всегда здесь устраивали сходки; зимою ратушей им служил трактир, а председательским местом была скамейка у печки. И когда городской голова со своими советниками умом пораскинули, то быстро разрешили все спорные и запутанные дела, которые в их отсутствие обнаружились (ибо людям умным и рассудительным не требуется столь много времени на раздумье, как некоторым теперешним судьям).

После того как все дела рассудили, приступили они к главному: как им быть и что делать, чтобы их больше из Шильды не отзывали, но могли бы они со своими домочадцами пребывать и всем домом править. Первым делом взвесили они все «за» и «против»: причиненный их отсутствием великий вред и ту пользу, что была от иноземных князей, — и стало им яснее ясного, что польза далеко не покрывает урона. Вот тогда и был учинен среди жителей поголовный опрос: как им впредь поступать? Послушали бы вы, какие тут мудрые речи зазвучали, сколь высокоумными были советы и до чего складно люди говорили. Одни считали, что на князей и вельмож надо просто рукой махнуть. Другие же говорили, что отказывать им не след, а надобно всякий раз давать такие дурные советы, чтобы те князья сами Шильду и ее обитателей в покое оставили. Иные советовали по-иному и еще кое-что предлагали ко всеобщему благу; но поскольку каждый дудел в свою дуду и одно с другим не согласовалось, так ни к чему они окончательно и не пришли.

Под конец вышел вперед старый горожанин и повел такую речь: «А я, к примеру, так считаю: поелику нас, шильдбюргеров, отрывали от домашнего очага из-за нашей мудрости и ясного ума, чтобы пользоваться нашими советами, а нам оттого проку мало, сало само собой в кухне не растет, — надобно, по моему разумению, спасаться глупостью и шутовством. Тогда нас впредь никто трогать не будет и никуда не отзовет. Посему всем нам надлежит, от мала до велика, самым что ни на есть нешуточным и затейливым образом валять дурака, и какая бы глупость кому на ум ни взбрела, тотчас он должен ее сотворить. А уж мудрость наша здесь весьма на пользу будет, ведь когда надо изобразить глупца, к примеру, в комедиях, на такие роли недаром берут самого умного да сметливого. Ибо немалое это искусство — разыгрывать из себя дурака или шута. Бывает, возьмется за такое дело человек бестолковый, и вместо смеха получаются одни слезы. А и того хуже: надумает иной человек разыграть глупца — и сам взаправду в оного превратится, на всю жизнь дураком останется: и будет он дурак, пока не свистнет рак, соловьем не зальется кукушка и солью не выстрелит пушка. Но нам-то, шильдбюргерам, надеюсь, это не грозит, а все непременно на пользу пойдет». Такие мысли были высказаны старым шильдбюргером в долгой и красивой речи, кою приводить здесь полностью смысла не имеет.

С превеликим усердием обсудили шильдбюргеры предложение и совет старца. Предмет сей показался им столь важным, что решили они никоим образом не спешить и горячку не пороть. Ведь

Поспешишь — людей насмешишь
И много хуже дело решишь.
В спешке любое дело погубишь:
Тише едешь — дальше будешь.

Поскольку же не хотели, чтобы что-либо бестолковое из их решения проистекло, постановили они еще раз хорошенько все обмозговать, а уж потом к делу приступать.

Затем вся община разошлась по домам, обязав друг друга обдумать, с чего начать и за какой кончик шутовского колпака прежде всего ухватиться.

Втайне-то кое у кого из них на душе кошки скребли: как это так, на склоне дней своих, после стольких лет мудрствования — и вдруг превратиться в глупцов. Ведь глупцы сами свою глупость с трудом переносят и терпеть не могут, когда другие им глупость в глаза тычут.

Но поскольку речь шла об общем благе, за которое каждый и жизнь свою с превеликой охотой бы отдал, порешили они в конце концов с мудростью распроститься и стать отпетыми дураками. На этом кончается га часть нашей истории, в коей повествуется о великом уме шильдбюргеров, и речь далее пойдет о том, как шильдбюргеры глупостью спасались.

Вы, люди добрые, сходитесь
И на места свои садитесь!
Вам шутки Шильды покажу,
Их смысл любому подскажу,
Пусть всяк их примет по уму
И по сословью своему
И по своим обычьям судит,
Да только пусть не обессудит:
Коль сути дела не поймет,
Пусть сам шильдбюргером слывет.