Ленивый крестьянин и его собаки

Искать в интернет-магазинах:

24 сентября 1563 года.
Перевод П. Карпа

 

Рассказывал Себастьян Брант
(На это у него талант),
Как был ленив один мужик —
Он только есть и пить привык.
Когда отец его скончался,
Отцовский дом ему достался.
Весь хлеб, что батюшка запас,
Он свез на рынок в тот же час
Да тут же продал без хлопот,
И в кабаке знай пьет да пьет,
И не печалится о том,
Что предстоит ему потом.
Слыхали часто от него:
«Добра мне хватит моего.
А если б даже оказалось,
Что целый век мне жить осталось,
И на сто лет, — твердил он, — мне
Добра хватило бы вполне».
Лентяй отстал от всяких дел,
Ходить за плугом не хотел
И, хлеба сеять не желая,
Не собирал он урожая.
Соседям не страшна зима —
Зерном полны их закрома,
Они работали все лето,
И добрый хлеб дало им это.
Лентяй же думал — ни к чему
Работать на поле ему,
Наследством будет он кормиться,
И не нужна ему пшеница.
Пришли холодные деньки,
А у лентяя нет муки,
Пора голодная настала,
Она ему и подсказала:
«Еще ты можешь скот забить,
И будет он тебя кормить!»
Своих коров, свиней, овец
Забил и слопал молодец.
А напоследок он забил
Своих волов, их засолил,
И начал, сколь душе угодно,
Их поедать поочередно.
Однажды у его собак
Шел разговор об этом так:
«Смотрите, как ленив он стал,
И как наследство размотал,
И как богатство разбазарил,
Коптил, солил, варил и жарил
То, что теперь ему б давало
Сметану, масло, сыр и сало.
Скот, что ему полезен был,
Ленивец по ветру пустил.
Забил он — и сказать-то страшно! —
Волов, трудившихся на пашне.
Ни рожь отныне, ни пшеница
Не будут у него родиться.
Но скоро и последний скот
Он без остатка весь сожрет,
И опустеет дом. Но жрать
Захочет увалень опять.
А если жрать он будет так,
Сожрет и нас он, двух собак.
Уж лучше от него уйти,
Хозяина себе найти
Другого. Как сожрал он скот,
Лентяй, и нас двоих сожрет».
И чтоб их съели не желая,
Ушли собаки от лентяя.
Но обратимся же к морали:
Есть ныне, как всегда бывали,
Юнцы, живущие наследством.
Оно для них могло быть средством
Жить честной жизнью с юных лет.
При этом вовсе им не след
И ремеслом пренебрегать.
Ведь надо жизнь соразмерять
С своим сословьем и достатком.
Когда ж они в безделье сладком
Бесстыдно лени отдаются,
Когда распутству предаются,
Винищу да игре, причем
Знать меру не хотят ни в чем,
Им не видать успеха в деле.
Дома таких всегда пустели,
И все, что в доме было, им,
Одно спуская за другим,
За полцены и как попало
Случалось продавать, бывало,
То, что всегда бы их кормило,
Когда б в них лени меньше было.
Лентяй взаймы берет у всей
Родни, знакомых и друзей,
Вводя в убыток их тем паче,
Что в долг берет он без отдачи,
И так он причиняет зло
Тем, кто радел ему зело.
Ему никто не доверяет,
Он имя доброе теряет.
Торговля не идет на лад,
И в мастерской дела стоят.
Старуха нищета потом
Распахивает двери в дом.
На полку зубы там кладут,
Оттуда слуги прочь бегут, —
Житье теперь для них плохое,
Коль нет ни хлеба, ни покоя.
Такой уготовал конец
Себе ленивый молодец.
Вся жизнь его полна невзгод,
О чем Ганс Сакс и речь ведет.
(На сенсорных экранах страницы можно листать)