Откуда взялись лысые мужчины

Искать в интернет-магазинах:

13 апреля 1559 года.
Перевод Т. Гнедич

 

Один вдовец меня просил,
Чтоб я подробно разъяснил,
Откуда лысые мужчины
Взялись и где тому причины.
Я много россказней слыхал,
Я и Римиция читал.
Мужчинам старым в назиданье
Оставил он повествованье:
Жил давней в Лейпциге порой
Один мужчина пожилой,
Вдовец пятидесяти лет;
Он был наполовину сед.
Но, несмотря на годы, он
Взял на беду зараз двух жен.
Одна была уже седа,
Другая — очень молода,
Но, к сожаленью, бедновата,
А старая была богата.
Вдвоем им тесно было жить,
Ведь каждая хотела быть
Всему хозяйкою, и в злобе
За это право грызлись обе,
А если в ссору муж вступал,
Одну из них он защищал.
А то порою дни бывали,
Что обе вместе нападали
На муженька; тогда уж он
Совсем терял покой и сон.
Старуха уши прожужжала,
Что он ее-де ценит мало,
Что он от бедности спасен,
Ее богатством вознесен.
Зато красотка молодая
К нему подлащивалась, зная,
Что старый муж в нее влюблен,
И что до ласки падок он,
И что за ласку будет рад
Ей новый подарить наряд.
Старуха мужу докучала
И вечно на него серчала,
Но все ж за ум взялась потом
И стала нежной с муженьком:
Его ласкала, ублажала,
Ему всечасно угождала
И подавала башмаки
Уж вовсе нраву вопреки!
Она теперь его ласкала
И кудри бережно чесала,
Но норовила так чесать,
Чтоб черный волос выдирать:
Дурить, мол, старый перестанет,
Коль седина заметней станет.
Тогда он будет мужем славным —
Ведь весел только равный с равным.
И вот старуха целый год
Знай черный волос рвет да рвет.
И так таскала их умело,
Что голова пооблысела
У мужа и он стал нежней
К старухе, сверстнице своей.
Тут молодая увидала,
Что муж ее ласкает мало,
Она смекнула без труда,
Что слишком с ним была горда,
И вот взялась она за дело
Разумно, ловко и умело.
Хоть кудри черные давно
Он потерял — не мудрено,
Что молодая угадала,
Зачем старуха их таскала:
Чтоб муженек был ей под стать
И с молодой не мог гулять.
Теперь красотка тоже стала
За ним ухаживать. Чесала
 
Прилежно волосы ему,
Меж тем один по одному
Все волоски седые ловко
Старалась выдергать плутовка,
Оставив черные, чтоб он
Был рядом с нею не смешон.
Так обе каждый божий день
Старались — не было им лень:
Таскала черные — седая,
Рвала седые — молодая,
И от любви обеих жен
Совсем волос лишился он.
И стал плешивым совершенно.
Все это он терпел смиренно,
Поскольку были с ним нежны
Две очень добрые жены,
Любовно, нежно и душевно
Его лаская ежедневно.
Но, облысевши вовсе, он
Стал всем и каждому смешон,
И тут он только устыдился,
Что всех волос своих лишился,
И заказал себе чепец,
Чтоб смеху положить конец.
Меж тем молодка понесла
И мужу сына родила,
Но — вот так чудо-удивленье:
Сынок был лысым от рожденья!
Как это вышло, я не знаю,
Но в этом вас я заверяю,
И этот самый лысый сын
Стал предком лысых всех мужчин.
 
Мораль сей басни в двух словах:
Когда вдовец уже в летах,
Ему, конечно, не годится
Так опрометчиво жениться.
Жена богатая стара,
И от нее не жди добра,
Она всем домом заправляет,
Всечасно мужем помыкает,
Все не по ней, она чудит
И день и ночь пилит-зудит.
Связавшись с бабою такой,
Забудешь счастье и покой.
А коль с молоденькой сойдешься,
Тогда и телом изведешься:
Ее балуй, ее одень,
Ходи с ней в гости всякий день
И ей в угоду беспрестанно
Знай выворачивай карманы.
Молодку иль старуху брать —
Волосья обе будут драть.
Вдовцу под старость не годится
Ни волочиться, ни жениться:
Вот и Петрарка славит тоже
Вдовцов спокойнейшее ложе.
Жениться пожилым не след —
Вот Ганса Сакса вам совет!