Поп кричит у алтаря: «Король наш пьет!»

Искать в интернет-магазинах:

13 июля 1558 года.
Перевод А. Шмульяна

 

Есть в книжице о том и сем1
Душеполезном и смешном —
Сказ, как на Рейн-реке народ
Обычай вот какой блюдет:
В крещение, как свечереет.
Народ, конечно, веселеет,
К соседу в дом, глядишь, бредут,
Супруг и чад с собой ведут,
Спешат туда и домочадцы:
Охота им скорей собраться,
Чтоб нынче, душу веселя,
Избрать на вечер короля.
Бывают у таких владык
Советник, маршал, духовник,
Дворецкий, кравчий2, казначей
И много ловчих и псарей,
Постельничих и докторов,
Писцов, гонцов и поваров,
А с ними и придворный шут.
Чины по жеребию тут.
А с королем чудят все гости:
Его сажают на помосте,
Чтоб память он о том деньке
Крестом отметил на доске.
Его сердечно поздравляют,
Свой чин усердно отправляют,
Как при дворе оно ведется.
Кто ж не словчит и ошибется,
Тем шут, схвативши погремушку,
Погладит ласково макушку.
А лишь король за чару — всяк
Тотчас подаст друг другу знак,
И рявкнет так, что гуд пойдет:
«Король наш пьет! Король наш пьет!»
А если кто не восклицает,
Когда король вино вкушает,
С тех ендову3 дерет вина
Заместо подати казна.
Так веселится этот люд.
Вино за полночь в глотки льют.
Раз в королевстве вот таком
Был поп изрядно под хмельком.
Он до того напировался
И так исправно нализался,
Что в срок, когда кричать должны,
Дремля, пускал себе в штаны.
Ну, как и следует, не раз он
За ту провинность был наказан.
С ним ключница его рядком
Сидела, — он ее ладком
Просил, коль носом заклюет
(Ну, а король в ту пору пьет),
Его тотчас же растолкать
И пальцем знак ему подать,
Как требует обычай, чтоб
Очухался и мог бы поп
С гостями вместе, в свой черед.
Провозгласить: «Король наш пьет!»
И ключница его толкала.
Так времени прошло немало,
И в ночь, о часе этак третьем,
Пришел конец забавам этим,
И королевству вышел срок.
Все гости валят за порог.
Тут с ключницей и попик в рясе
Поперся пьяный восвояси.
Он полон до краев, а та,
Понятно, тоже не пуста.
Часа он три поспал, и, глядь,
Пора обедню начинать.
Встал попик. Заспан, дурью полон,
Немедля в ризницу вошел он
И засупонился; потом
Явился перед алтарем.
Неблаголепно он служил,
Ведь сон его так и морил.
Не кончив службы, притомился
И на алтарь облокотился.
Сомкнулись вежды, и такая
Бредь примерещилась пустая:
Что на пиру он восседает,
И бражничает, и воняет,
И перед ним все та же кружка.
Поп захрапел, — церковный служка
Тут мимо алтаря бежит
И видит: поп стоит и спит.
Попа за ризу он рванул,
Тот испугался и смекнул,
Что ключница его толкает,
«Король наш пьет!» — напоминает.
Проснулся поп, оторопев,
И возгласил он нараспев:
«Король наш пьет! Король наш пьет!
Король наш пьет! Король наш пьет!»
В смятенье прихожан толпа
Глядит на буйного попа,
Решивши, что рехнулся тот,
А поп глаза спросонок трет,
Побагровевши с перепугу,
Как тот, кто пляс сбивает с кругу.
Смекнув, он молвил: «Вам для смеху,
Сие я крикнул на потеху».
И впрямь, народ он рассмешил...
Вот поп обедню отслужил,
Ушел домой и сладко спал.
Когда ж епископ все узнал,
Он отнял у попа приход
За то, что долга не блюдет,
Презревши трезвости обет, —
И в том попу обиды нет.
Любой священник должен знать,
Что надобно себя держать
В узде, степенно, честно жить,
Чтобы всегда достойным быть
Как на словах, так и в делах,
Коль он у многих на глазах.
Нам пастырь праведный милей,
Чем тысяча проповедей.
А если поп беспутной жизни,
То он народной укоризне
Подвергнется. Народ осудит
И то, что поп глаголить будет,
Пусть даже доброму учить.
Словом и делом должен быть
Пастырь в пример своим мирянам,
На поученье прихожанам,
Приходу же на процветанье.
Вот Ганса Сакса пожеланье.

  • 1. Есть в книжице о том и сем... — Имеется в виду книга Паули «Смех и дело».
  • 2. Кравчий — лицо, ведающее царским столом.
  • 3. Ендова — большая открытая посуда для вина.
(На сенсорных экранах страницы можно листать)