Вийон, Франсуа

Франсуа Вийон

О жизни Франсуа Вийона известно крайне мало, больше домыслов и легенд. Родился между 1 апреля 1431 и 19 апреля 1432 в Париже, — год и место смерти неизвестны (после 1463, но не позднее 1491).

БАЛЛАДА-ОБРАЩЕНИЕ К ТЮРЕМНОМУ СТОРОЖУ ГАРНЬЕ после того, как Вийон добился отмены смертного приговора

Ты что, Гарнье, глядишь так хмуро?
Я прав был, написав прошенье?
Ведь даже зверь, спасая шкуру,
Из сети рвется в исступленье!
А мне такое песнопенье
Пропели, что ни сесть ни встать, –
Святой бы вышел из терпенья!
Скажи-ка, мог ли я молчать?

БАЛЛАДА-ВОСХВАЛЕНИЕ ПАРИЖСКОГО СУДА с просьбой предоставить Вийону три дня отсрочки на сборы перед изгнанием

Пять чувств моих, проснитесь: чуткость кожи,
И уши, и глаза, и нос, и рот;
Все члены встрепенитесь в сладкой дрожи:
Высокий Суд хвалы высокой ждет!
Кричите громче, хором и вразброд:
«Хвала Суду! Нас, правда, зря терзали,
Но все-таки в петлю мы не попали!..»
Нет, мало слов! Я все обдумал здраво:
Прославлю речью бедною едва ли
Суд милостивый, и святой, и правый.

БАЛЛАДА ПОВЕШЕННЫХ (Перевод Алексея Парина)

Потомки наши, братия людская,
Не дай вам Бог нас чужаками счесть:
Господь скорее впустит в кущи рая
Того, в ком жалость к нам, беднягам, есть.
Нас пять повешенных, а может, шесть.
А плоть, немало знавшая услад,
Давно обожрана и стала смрад.
Костями стали – станем прах и гнилость.
Кто усмехнется, будет сам не рад.
Молите Бога, чтоб нам все простилось.

БАЛЛАДА ПОВЕШЕННЫХ

Перевод Феликса Мендельсона.

О люди-братья, мы взываем к вам:
Простите нас и дайте нам покой!
За доброту, за жалость к мертвецам
Господь воздаст вам щедрою рукой.
Вот мы висим печальной чередой,
Над нами воронья глумится стая,
Плоть мертвую на части раздирая,
Рвут бороды, пьют гной из наших глаз…
Не смейтесь, на повешенных взирая,
А помолитесь Господу за нас!

ЭПИТАФИЯ В ФОРМЕ БАЛЛАДЫ, СОСТАВЛЕННАЯ ВИИОНОМ НА СЕБЯ И НА СВОИХ ТОВАРИЩЕЙ В ОЖИДАНИИ СМЕРТНОЙ КАЗНИ ЧЕРЕЗ ПОВЕШЕНИЕ (Перевод Сергея Пинуса)

Вы, после нас живущие, о вы,
Чьи нам сердца чужды и далеки,
Имейте состраданье: мы мертвы.
Друзья при жизни, мы висим, близки
Друг другу и теперь. Одежд куски
В прах обратились. Хрипло умирая,
Молили мы открыть нам двери рая.
Плоть перешла уж в пыль дорожных пудр…
За нас молитесь, руки воздевая,
Молитесь Господу, который благ и мудр.

БАЛЛАДА О ПОВЕШЕННЫХ (Перевод Пр. Б)

Перевод Пр. Б. (псевдоним не расшифрован) от 1900 года.

***

Прохожий, здесь присевший отдохнуть,
не вздумай нас насмешками колоть.
К нам, бедным, сострадателен ты будь,
чтобы и к тебе был милостив Господь!
Всех восемь нас висит тут; наша плоть,
которой в мире были мы рабами,
висит насквозь прогнившими клоками,
и наши кости тлеют понемногу;
но вместо издевательств злых над нами,
за нас вы помолитесь, братья, Богу!

Баллада Судьбы

Эй, Франсуа, ты что там поднял крик?
Да если б я, Фортуна, пожелала,
Ты живо прикусил бы свой язык!
И не таких, как ты, я укрощала,
На свалке их валяется немало,
Сгубил их меч, измена, нищета.
А что за люди! Не тебе чета!
Ты вспомни-ка, мой друг, о том, что было,
Каких мужей сводила я в могилу,
Каких царей лишила я корон,
И замолчи, пока я не вспылила!
Тебе ли на Судьбу роптать, Вийон?

СПОР СЕРДЦА И ТЕЛА ВИЙОНА

– Кто там стучится? – Я. – Кто это «я»?
– Я, Сердце скорбное Вийона-бедняка,
Что еле жив без пищи, без питья,
Как старый пес, скулит из уголка.
– Гляжу – такая горечь и тоска!..
– Но отчего? – В страстях не знал предела!
А ты при чем?  – Я о тебе скорбело
Всю жизнь. – Отстань! Дай мне поразмышлять…
– И долго? – Жди, чтоб юность пролетела!
– Тогда молчу. – А мне… мне наплевать.

БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА (Перевод Алексея Ларина)

Перевод Алексея Ларина выполнен и неоднократно опубликован в 1980-е годы.

***

Над родником от жажды умираю,
Как жар, горяч – и как щенок, дрожу.
Свой край родной чужбиной называю
И зябну, коль на угольях лежу.
Гол как сокол, а гоголем хожу.
В слезах смеюсь и жду, хоть ждать не след.
Восторг и радость черпаю из бед.
От горя рот растянут до ушей.
Я верх беру, не ведая побед.
Мне всюду рады, все меня взашей.

БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА (перевод Валерия Перелешина)

В 1973 году свой перевод опубликовал в эмиграции поэт Валерий Перелешин.

***

Близ родника от жажды умираю,
В ознобе бьюсь, в горячечном огне;
В краю своем в изгнанье изнываю,
И холодно вплотную к печи мне.
Я гол, как червь, и в лучшем полотне.
Изверившись, под смех я слезы прячу
И нахожу в отчаянье удачу.
Я весельчак, но радости лишен.
Я, удалец, в бессилье силы трачу:
Ведь мил я всем – и каждым обойден.

БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА (перевод Сергея Петрова)

В архиве поэта Сергея Петрова обнаружен перевод этой баллады, выполненный около 1970 года.

***

Я у ручья от жажды умираю,
В горячке от озноба колочусь,
На зное я от стужи изнываю,
На родине, как на чужбине, бьюсь.
Гол как сокол, а важен, точно туз,
Смеюсь от слез и бегаю ползком,
Жду без надежды, щедрый скопидом,
И выгода бывает мне невпрок,
И радуюсь, оставшись ни при чем.
Везде я гость, гонимый за порог,

БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА (перевод Владимира Жаботинского)

Дата, когда был выполнен Владимиром Жаботинским помещаемый ниже перевод, неизвестна; наиболее ранняя известная его публикация – газета «Последние новости», 1932, 13 октября (Париж). Перевод был опубликован с подзаголовками: «вольный перевод».

***

Рондо

Жанен л'Авеню,1
Сходи-ка ты в баню!
Ко святому дню,
Жанен л'Авеню!

Удиви родню,
Поплещись в лохани,
Жанен л'Авеню,
Сходи-ка ты в баню!

БАЛЛАДА ПРОКЛЯТИЙ ВРАГАМ ФРАНЦИИ

Да встретит огнедышащих зверей,
Как аргонавты у Колхидских гор,
Иль десять лет жрет на лугу пырей,
Как грешный царь Навуходоносор,
Пускай бесславно канет в царство тлена,
Как Илион из-за красы Елены,
И вслед за Прозерпиною уйдет
В страну теней; за гранью адских вод
Пусть, как Дедал, томится в башне, в узах
Иль, как Тантал, безмерно жаждет тот,
Кто посягнет на родину французов?

Страницы